Бризо Бризо

Редкий случай

Последние пару лет на ювелирном рынке наблюдается активный спрос на  украшения с турмалином параиба (Paraiba Tourmaline), или параибским турмалином, камнем необычайно ярко-голубого неонового цвета. Трендом это явление назвать нельзя, поскольку оно фрагментарно и войти в ювелирную моду никак не может по очень простой причине. Дело в том, что два единственных в мире месторождения параибы давно исчерпаны, а история его открытия и вовсе сплошная интрига. И стоит того, чтобы рассказать о ней в деталях.

Свое название эта редкая разновидность турмалина получила по штату Параиба на северо-востоке Бразилии, где камень и был найден в устье одно­именной реки в конце 80-х годов прошлого столетия. Своим открытием он обязан энтузиасту-изыскателю Хейтору Димасу Барбозе, который долгие годы провел в местных шахтах, обуреваемый желанием найти богатое месторождение, а то и сделать новое открытие. К последней мысли его привел химический анализ состава местной породы, явно указывающий на то, что в ней могут содержаться минералы, отличные от изумрудов, аквамаринов и топазов, которыми всегда была богата земля Бразилии.

На реализацию своей идеи фикс Барбоза потратил 15 лет жизни и все имеющиеся у него средства, но сделать фактически главное открытие XX века в геммологии (ведь к тому моменту все драгоценные камни уже давно были известны науке) он так и не успел. Мужчина попал в больницу с инсультом, а совершенно новый в геммологии камень был действительно найден уже буквально через неделю — но совсем другим человеком! Когда несколько месяцев спустя Барбоза вернулся на свою “точку”, 65-метровый холм был стерт с лица земли: вокруг открытого им месторождения невиданного доселе турмалина началось подобие “золотой лихорадки”, и довольно быстро шахта была полностью исчерпана. Юридические детали этого дела до сих пор туманны, доподлинно известно лишь одно: Хейтору Димасу Барбозе его открытие не принесло ни славы, ни денег.

Официально новый чудо-камень был представлен на мировой ювелирной выставке в американском городе Туссон в 1989 году и произвел там настоящую сенсацию. Камень излучал настолько интенсивное неоновое голубое свечение, что геммологи поначалу дали ему имя glassex по аналогии с популярным тогда средством для мытья окон схожего кислотного оттенка.

Впрочем, это “прозвище” в индустрии, к счастью, не прижилось, и вскоре камень был назван по имени географической точки своего открытия. Сразу после открытия турмалина параиба этот редкий камень мечтали заполучить все крупнейшие коллекционеры драгоценных камней и самые смелые ювелиры мира, поэтому довольно скоро предложение на рынке было полностью исчерпано. Правда, в 2001 году особо сообразительные добытчики догадались, что аналогичное бразильскому месторождение турмалина параиба может обнаружиться и в Западной Африке, в той же географической точке, в которой существовавший десятки миллионов лет назад глобальный материк являл собой единое целое с двумя нынешними, Южной Америкой и Африкой. И оказались правы: схожий по своим характеристикам камень был найден сначала в Нигерии, и он оказался максимально близок по свойствам со своим бразильским собратом (правда, и здесь шахты были быстро исчерпаны).

Наличие спроса и крайне ограниченное предложение заставили ювелиров искать возможности использования аналогов параиба. Stefan Hafner удалось почти невозможное - повторить уникальный цвет турмалина при использовании топазов. Фирменный цвет топазов от Stefan Hafner так и называется - parahiba topaz.

Затем месторождение турмалина было найдено на восточной стороне континента, в Мозамбике. Правда, специалисты утверждают, что неоновое свечение многих мозамбикских камней все же сильно уступает бразильским, и по этой причине даже возник термин paraiba-type. Но определить на глаз, бразильская перед вами параиба или ее “подвид”, и профессионалу бывает непросто. Кстати, даже специалисты предлагают для пущей верности проводить с турмалином параиба следующий эксперимент: надо поместить камень в темную комнату в компании прочих драгоценных камней и затем приоткрыть дверь. Если первое, что вы видите, — это неоновое свечение в темноте, значит, параиба настоящая. И если в итоге камень все же получает в сертификате характеристику blue neon color, то смело может считаться настоящим и стоит соответствующих денег.

В 2010 году на аукционе Sotheby’s Magnificient Jewels в Нью-Йорке кольцо от Michele Della Valle с камнем в 9,04 карата при эстимейте $55 000-65 000 ушло с молотка за $128 500, и с тех пор цена за карат значительно выросла. Сегодня она колеблется около $25 000 и может достигать даже $50 000 за тот же карат. Причем чем больше размер камня родом из Бразилии и интенсивнее его цвет, тем выше цена.

Назад к списку новостей

Корзина:

Ваша корзина пуста


Получите
уникальные привилегии

Информация о закрытых акциях,
специальных предложениях,
участие в мероприятиях и встречах с дизайнерами

Ваш запрос отправлен.
Error